Международные правовые нормы как часть правовой системы Российской Федерации. Применение международных договоров и соглашений в работе адвоката.

Общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст.

Международные договоры — существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства.

Международные договоры Российской Федерации заключаются, выполняются и прекращаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, положениями самого договора, Конституцией РФ, ФЗ «О международных договорах РФ».

В соответствии с Конституцией РФ заключение, прекращение и приостановление действия международных договоров РФ находятся в ведении Российской Федерации.

Международные договоры Российской Федерации заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями и иными образованиями от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправительственные договоры), от имени федеральных органов исполнительной власти или уполномоченных организаций (договоры межведомственного характера).

Итак, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, следовательно, адвокат должен быть в курсе об этих правовых актах и активно применять их в своей практике т.к. в п. 4 ст. 15 Конституции РФ говорится, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Глава III. Права и условия деятельности религиозных организаций;

Завершающая
закон статья 27 «Заключительные положения»
формально находится в составе 4-й главы,
но регламентирует действия, связанные
с вступлением данного закона в силу, в
том числе перерегистрацию религиозных
организаций и временное ограничение
правоспособности некоторых их них.

Преамбула закона
излагает основные принципы и обстоятельства,
из которых исходил законодатель, и цели
принятия закона. Она вызвала ожесточенные
дискуссии в связи с присутствием в ней
упоминания о том, что законодатель
действовал, «признавая особую роль
православия в истории России, в становлении
и развитии ее духовности и культуры,
уважая христианство, ислам, буддизм,
иудаизм и другие религии, составляющие
неотъемлемую часть исторического
наследия народов России».

Эта формулировка
может произвести впечатление, что
вышеупомянутые конфессии каким-то
образом юридически выделяются среди
остальных. Однако содержание преамбулы
не имеет самостоятельного нормативного
значения и в ней не упоминается ни одно
конкретное религиозное объединение.
(Поэтому ее значение не идет ни в какое
сравнение с нормативными актами некоторых
стран, в которых устанавливается особый
правовой статус традиционных конфессий,
а иногда конкретной религиозной
организации придается статус
государственной Церкви (религии).

Нормы международного права и международные договоры рф

)
Формулировки преамбулы не предполагают
создания привилегированного положения
для поименно перечисленных в ней
вероисповеданий. Кроме того, помимо
четырех названных в преамбуле поименно
религий, она упоминает о неопределенном
количестве «других религий, составляющих
неотъемлемую часть исторического
наследия народов России», не определяя
критерии, в соответствии с которыми
определяется принадлежность конкретной
религии к вышеназванным.

Предлагаем ознакомиться:  Образец заявления для временной реистрации

В
то же время на практике должностные
лица самого различного уровня часто
ориентируются на слова преамбулы,
истолковывая их в том смысле, что законом
в России выделено «четыре традиционные
религии», важнейшей из которых является
Православие в лице Русской Православной
Церкви.

Рассмотрим
содержание закона по главам и статьям.

Статья 15 Конституции РФ

1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Глава I Общие положения

Важнейшие
из них в общем виде сформулированы в
Конституции: право на свободу совести
и свободу вероисповедания, светский
характер государства; отделение
религиозных объединений от государства
и их равенство перед законом, право на
религиозное образование и способы его
реализации.

Предмет
регулирования закона определен в статье
1: «правоотношения
в области прав человека и гражданина
на свободу совести и свободу вероисповедания,
а также правовое положение религиозных
объединений». Таким образом, закон
регулирует и реализацию личностью права
на свободу совести и вероисповедания
в индивидуальном порядке, и положение
религиозных объединений, создаваемых
для реализации этого права.

Статья
2 определяет
состав законодательства в данной сфере.
Статья имеет две особенности. Во-первых,
как уже отмечалось ранее, в составе
законодательства далеко не случайно
оказались не упомянутыми нормы
международного права и международные
договоры. Тем не менее в соответствии
с Конституцией они также входят в состав
данного законодательства.

Во-вторых,
помимо федеральных нормативных правовых
актов, в состав законодательства включены
также нормативные правовые акты субъектов
Российской Федерации. (Напомним, что
последние могут только обеспечивать,
но не регулировать (ограничивать) права
и свободы граждан. Более подробно состав
законодательства о свободе совести,
свободе вероисповедания и о религиозных
объединениях был рассмотрен нами ранее
в главе 3.

В
п. 2 статьи 2 устанавливается принцип
приоритета норм ФЗ «О свободе совести…»,
в качестве специального закона, перед
нормами иных (непрофильных)
нормативно-правовых актов, затрагивающих
реализацию права на свободу совести и
свободу вероисповедания, а также
деятельность религиозных объединений.

Федеральные и региональные нормативные
правовые акты, затрагивающие данную
сферу отношений, должны соответствовать
настоящему Закону. В случае противоречия
настоящему Федеральному закону
нормативных правовых актов субъектов
Российской Федерации по вопросам защиты
права на свободу совести и свободу
вероисповедания и по вопросам деятельности
религиозных объединений действует
настоящий Федеральный закон.

«Ничто
в законодательстве о свободе совести,
свободе вероисповедания и о религиозных
объединениях не должно истолковываться
в смысле умаления или ущемления прав
человека и гражданина на свободу совести
и свободу вероисповедания, гарантированных
Конституцией Российской Федерации или
вытекающих из международных договоров
Российской Федерации».

Предлагаем ознакомиться:  Договор об ответственном хранении образец бланк

Использование
в тексте закона выражения «не
должно истолковываться»
требует ответа на вопрос о том, кто
является в данном случае толкователем
смысла закона. Юриспруденция знает
несколько видов толкований
нормативно-правового акта.

  • Официальное толкование
    нормативно-правового акта дается или
    тем органом, который издал данный акт
    (и тогда оно носит название аутентичного),
    или же органами, на которые возложена
    обязанность толковать законы или другие
    нормативные акты (легальное толкование).
    Акты официального толкования обязательны
    для правоприменителей.

  • Судебное
    толкование
     —
    разъяснение смысла норм права,
    осуществляемое судами. Оно обеспечивает
    правильное понимание и единообразное
    применение норм права в деятельности
    судов. Официальные разъяснения высших
    судебных органов государства нижестоящим
    судам по возникшим в ходе рассмотрения
    судебных дел вопросам применения
    гражданского и уголовного законодательства
    обязательны для всех судов, других
    органов и должностных лиц, применяющих
    разъясняемые нормы права. В то же время
    в Российской Федерации толкование
    правовой нормы, данное судом в решении
    по конкретному делу, не имеет прецедентного
    характера, то есть не обязательно для
    применения другими судами, рассматривающими
    иные дела, связанные с применением той
    же правовой нормы.

  • Неофициальное
    толкование
     —
    это разъяснение смысла правовых норм,
    которое не носит обязательного характера
    и заключается в актах, которыми
    разъясняется содержание норм права в
    форме комментариев, рекомендаций,
    советов, не имеющих общеобязательного
    значения. Такое толкование необязательно
    для тех органов или должностных лиц,
    которые применяют нормы права.

Устанавливаемый
в п. 3 ст. 2 принцип толкования обязателен
прежде всего при применении норм ФЗ «О
свободе совести…» судами, органами
исполнительной власти, государственными
учреждениями. В последующем ниже
рассмотрении статей ФЗ «О свободе
совести…» мы будем обращать внимание
на некоторые разночтения в толкованиях
отдельных правовых норм.

Статья
3 раскрывает
содержание права на свободу совести и
свободу вероисповедания. Первый абзац
первого пункта статьи 3 воспроизводит
статью 28 Конституции РФ, только начинается
он не со слова «каждому…», а со слов «в
Российской Федерации». Такое цитирование
Конституции в тексте закона не создает
дополнительной правовой нормы.

В
отличие от статьи 28 Конституции РФ, в
статье 3 данного Закона используется
выражение «право
на свободу
совести и свободу вероисповедания».
Если «свобода» в правовом словоупотреблении
обозначает гарантированную законом
сферу независимости субъекта, в границах
которой он может самостоятельно принимать
решения и действовать независимо от
внешнего принуждения, то «право» может
предполагать наличие у государства
корреспондирующей обязанности обеспечить
условия для реализации этого права.

Совокупность норм ФЗ «О свободе совести…»
свидетельствует о том, что в Российской
Федерации роль государства в обеспечении
свободы совести и свободы вероисповедания
не должна ограничиваться невмешательством
в мировоззренческое самоопределение
личности и в соответствующую этому
самоопределению законную индивидуальную
и коллективную деятельность, но также
состоит и в создании определенных
условий для реализации гражданами права
на свободу совести и свободу вероисповедания.

Предлагаем ознакомиться:  Увольнение генерального директора за неэффективную работу

В
соответствии со вторым абзацем пункта
1 статьи 3,

«иностранные
граждане и лица без гражданства, законно
находящиеся на территории Российской
Федерации, пользуются правом на свободу
совести и свободу вероисповедания
наравне с гражданами Российской Федерации
и несут установленную федеральными
законами ответственность за нарушение
законодательства о свободе совести,
свободе вероисповедания и о религиозных
объединениях».

Этот абзац сформулирован
на основе части 3 статьи 62 Конституции,
согласно которому «иностранные граждане
и лица без гражданства пользуются в
Российской Федерации правами и несут
обязанности наравне с гражданами
Российской Федерации, кроме случаев,
установленных федеральным законом или
международным договором Российской
Федерации».

В
соответствии со статьей 2 Федерального
закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом
положении иностранных граждан в
Российской Федерации», иностранный
гражданин — это физическое лицо, не
являющееся гражданином Российской
Федерации и имеющее доказательства
наличия гражданства (подданства)
иностранного государства.

Закон
предусматривает, что правом на свободу
совести и свободу вероисповедания
пользуются не все иностранные граждане
и лица без гражданства, а только «законно
находящиеся на территории Российской
Федерации». Однако, если не имеющие
российского гражданства лица незаконно
находятся на территории Российской
Федерации тайно от властей, их
фундаментальные права, такие, как право
на жизнь, все же защищаются законом.

Вместе
с тем лица, не имеющие российского
гражданства и незаконно пребывающие
на территории Российской Федерации,
тем самым совершают длящееся правонарушение,
поэтому будут правомерны действия
властей, направленные на пресечение
этого правонарушения. Например,
прекращение молитвенного собрания
таких лиц с целью их задержания не должно
рассматриваться как нарушение их права
на свободу совести.

При
обнаружении факта незаконного пребывания
на территории России лиц, не имеющих
российского гражданства, с момента их
задержания в ходе осуществления процедуры
выдворения или следственных действий
их пребывание на территории Российской
Федерации приобретает законное основание
и на них распространяются в полном
объеме гарантии свободы совести и
свободы вероисповедания (с учетом
ограничений, налагаемых внутренним
распорядком учреждений, в которых они
содержатся).

Буквальное
толкование текста комментируемого
пункта Закона приводит к абсурдному
выводу, что только иностранные граждане
и лица без гражданства, законно находящиеся
на территории Российской Федерации,
наравне с гражданами Российской Федерации
несут установленную федеральными
законами ответственность за нарушение
законодательства о свободе совести,
свободе вероисповедания и о религиозных
объединениях, а на лиц, находящихся на
территории Российской Федерации
незаконно, эта ответственность не
распространяется.

В реальности
законодательство не предусматривает
ни освобождения нелегалов от ответственности
за нарушение законодательства о свободе
совести, свободе вероисповедания и о
религиозных объединениях, ни особых
санкций для них за такие нарушения.
Представляется, что законодатель,
намереваясь подчеркнуть ограниченную
правоспособность лиц, не имеющих
российского гражданства и незаконно
пребывающих на территории Российской
Федерации, породил неопределенность
как в отношении объема и защищенности
их права на свободу совести и свободу
вероисповедания, так и в отношении их
ответственности за нарушение
законодательства.